(no subject)

СЕКРЕТ ДЕЛЬТАВИДНОСТИ
Итак, я раскрыл тайну успеха наших паралимпийцев в Ванкувере. Ей, богу! Просто, все дело в том, что мы их правильно готовили. Чисто интуитивно. По наитью. Но, тем не менее, всем своим укладом мы заложили в наших дорогих инвалидов силушку офигенную и безграничную волю к победе. Ибо куда ж им без силушки и без воли. Некуда.
Обернитесь вокруг. В других же королевствах хлюпики одни. Разъезжают на колясках с моторчиком. Из автобусов к ним спускается специальный трап, и водитель лично заталкивает их в салон. Всюду лифты. Дом в два этажа, а в нем лифт. Смешно! Пантусы эти бесконечные. Их инвалидам не приходится ни карабкаться, ни втискиваться, ни преодолевать себя. То есть, никаких условий для тренировок. Да, кабы мы со своими доходягами так возились, то они б нам никогда столько медалек не отхватили. Не отстояли бы престиж державы. И гордиться бы нам было нечем. Но мы молодцы – не возимся.
Взял костыли и скачи. По лестнице с пятого этажа, потом через сугроб, упал, встал, отжался, подтянулся и скачи дальше. Например за булкой или пособием. Узкий коридорчик? А ты бочком. Ползком. На руках. Слабые духом не выдерживают, а сильные крепчают… По пандусу взобраться, небось, каждый дурак сможет. А ты попробуй без пандуса. Через поребрик! По ступенькам! На коляске 1962 года выпуска! Доставшейся по блату от немцев в качестве гуманитарной помощи в рамках программы: «Города-побратимы, помогите, кто чем может!». Никаких автобусов. По ухабам и выбоинам. Напрягая дельтовидную мышцу и поигрывая трицепсом. Да, нашим инвалидам не нужен ни спортзал, ни тренажер. Минимум затрат, и мы, здоровые, можем капнуть в бокал слезу гордости за державу. Тридцать восемь медалей. Ближайшие конкуренты застряли в предыдущем десятке. А потому что неча нежить население.
Еще лет тридцать назад я слышал, как вражьи голоса осуждали нас за бездушное отношение к инвалидам. Мол, их у нас, словно бы и нет. А все потому, что они не могут выйти из дому. И что? Где теперь эти критиканы? У американцев всего четыре золотые медали. А у нас, может, такая хитрая система тренировок была. Да, многие так и не смогли выбраться из квартиры. Зато, тем, кто выбрался, уже ничего не страшно. И этот метод подготовки чемпионов, я считаю, стоит перенять и для остального населения.
Спортзалы, стадионы, тренажеры – все это лишние траты, и они не дают того эффекта, который можно получить практически даром. Предлагаю: улицы не асфальтировать, общественный транспорт отменить, личный запретить. Оставить только лисапед для укрепления четырехглавой мышцы бедра. Остальные все ходят пешком по буеракам и холмогорьям. По десять километров в день, стабилизируя дыхалку и укрепляя выносливость. Дальше: никакого уличного освещения. Ночные спотыкания и падения в канализационные люки улучшат координацию и приучат спокойно относиться к травмам. Опять же, встречи с хулиганами и грабителями выработают навыки рукопашного боя, закалят лицо и научат лучше держать удар. Выживут не все, но те, кто прорвется, на ринге разорвут любого. Лифты сломать повсеместно. Мусоропровод забить или запаять. Поход за почтой или на помойку превратится в дополнительную тренировку. Жители шестнадцатых этажей, конечно, получат преимущество перед остальными. Но нам-то не все равно, с какого этажа будут наши будущие чемпионы? Главное, меньше нежностей. Футбол на пустырях, в кирзачах, тряпичным мячом. Хоккей консервной банкой на льду Чудского озера. Утонувших не считать. Ибо победы без жертв не приходят… И тогда в Сочи мы предстанем мощными и непобедимыми. Как паралимпийцы в Ванкувере. И гордость за страну переполнит наши сердца. И наши дельтовидные мышцы заиграют в лучах багровеющего заката.

(no subject)

ТОВАРИЩ ШТУКАТУРОВ
Вот, ведь незадача. Я на эту тему писал буквально две недели назад и вовсе не собирался к ней возвращаться. Но вдруг история эта докатилась и до нас. Я, собственно, про «Антисоветскую» шашлычную. Напоминаю. В Москве открыли шашлычную и назвали ее «Антисоветская». Тридцать лет назад на этом месте как раз уже была шашлычная, на другой стороне улицы стояла гостиница «Советская», и остроумные граждане придумали называть эту закусочную «антисоветской». Ну, та, что против Советской. То есть, анти. Смешно. Не говоря о том, что в заведение это частили всякие-разные писатели, очкарики, ревматики-склеротики и прочая творческая интеллигенция. То есть, те, кто поругивал наше светлое прошлое. И, вот, вспомнив о том славном времени, хозяева нынешней шашлычной решили увековечить старое народное прозвище и сделать его официальным названием. Сделали. После чего к ним явились столичные власти в лице товарищей Штукатурова и Митволя и потребовали вывеску сменить. Мол, пришла жалоба от ветеранов. Мол, ветераны воевали за все советское, и им от такого названия горько. А в случае неповиновения Штукатуров грозился натравить на шашлычную СЭС, пожарных и, по-любому, найти повод для закрытия этого притона мясоедов.
А дальше случилось следующее. Журналист Подрабинек написал статью, где пытался прокричать, что советское не есть синоним хорошего, а ветераны разные бывают. И довольно пафосно обрушился на тех ветеранов, которые защищали не столько родину, сколько партию. И вот в ответ на это приправительственное молодежное движение «Наши» начало, как они говорят, «бессрочное, санкционированное пикетирование Подрабинека». Делегаты от «Наших» приходили в редакцию «Новой газеты», чтобы с ним «разобраться». Кто-то начал регулярно звонить ему домой и караулить под окнами. «Наши» обратились в суд с иском на журналиста и сейчас по всей стране собирают подписи в его осуждение. В том числе и в Карелии.
В чем же его обвиняют? В том, что он потерял уважение к ветеранам войны и потому «перестал быть человеком». «Наши» патриотичны, она любит пожилых людей и потому «не позволят Падрабинеку корчить из себя жертву». И, вот, они просят петрозаводчан заклеймить человека своей подписью. Я знаю многих петрозаводских активистов этой организации. Они вполне адекватные, неглупые молодые люди. И я не могу не попросить их, прежде чем они поставят свою подпись под этой анкетой, просто подумать.
Причем здесь оскорбление ветеранов войны? Прочтите внимательно, журналист как раз призывает уважать тех, кто боролся с нацизмом. Но не тех, кто строил советский режим. Статья его направлена не против стариков, а против того страшного, что было в СССР. Против лагерей, психушек, расстрелов инакомыслящих, железного занавеса, диктата компартии, уравниловки, спецпайков, против людей, стоявших на охране всего этого – в общем, всего того, с чем боролись антисоветчики. Антисоветчиками были Сахаров и Солженицын, Ростропович и Вишневская, Войнович, Высоцкий и множество других уважаемых нынче людей. Ну, давайте же, щадя ветеранов, перестанем упоминать их имена. В конце концов, если мы так чтим стариков, то тогда, нужно вернуть Санкт-Петербургу имя Ленинград. Ведь переименовав этот город мы надругались над памятью тех, кто перенес Ленинградскую блокаду. И Сталинград надо вернуть – ведь именно Сталинградская битва положила начало перелому в войне. И, конечно, необходимо отменить частную собственность. Пикетировать не журналиста Подрабеника, а жену мэра Москвы Лужкова – самую богатую в России женщину-капиталистку... Ведь все это страшное лукавство. Старики вынуждены судиться из-за смехотворных надбавок к пенсиям. Они не могут доказать, что являлись малолетними узниками или ездили в командировки в районы крайнего севера. Но видел ли кто-нибудь «Наших», пикетирующих пенсионный фонд или управление соцзащиты? Преследовали ли «Наши» Зурабова, оставившего ветеранов без бесплатных лекарств? Собирали ли они подписи, чтобы подать на него в суд за эту чертову монетизацию льгот? Власть реально унижает пожилых людей, но «Наши» почему-то не проникают в Кремль с целью разобраться с властью. Вожди «Наших» бросают их на борьбу с «Яблоком», с Каспаровым, с Подрабинеком, цинично спекулируют святыми понятиями, и молодежь ведется на это. Ведь влюбленность всегда была свойственна молодости. В том числе и влюбленность в вождей. Особенно, если вожди эти были просты в общении и разрешали себя потрогать.
А Штукатуров, прошу заметить, после того, как шашлычная перестала быть «Антисоветской», передумал присылать туда СЭС и пожарных. Видимо, со сменой названия в ней резко все изменилось к лучшему. Ну, почему? Почему никто не хочет попикетировать Штукатурова?

(no subject)

В общем-то, все было понятно и так. Я работа, типа, в оппозиционной газете. Мы, такие героические, чуть ни одни на всю Крелию продолжали критиковать едросов, президента-отца и президента-сына. Но, при этом, не могли трогать своего хозяина, а так же его друзей, партнеров, временных попутчиков - хоть они удуши кого. В общем, в городе выборы мэра. Власть выставляет некоего Левина (от Едра), наши выдвигают олигарха по фамилии Алиханов. Мы доказываем читателям, как плох, беспомощен и бессхозяйственен Левин и как хорош, умел и работящ наш демократичный Давлетхан. А четыре дня назад этот пламенный борец с тоталитаризмом был приглашен в Москву, и там от него откупились членством в партии и должностью сенатора... Я не мог не написать этот текст. Но, естественно, моя "независимая" газета не стала его печатать... Без шансов.
НОСОРОГИ
Итак, выборы кончились, так и не начавшись. Вернее, за нас их уже как бы провели. Тихонечко, за кулисами, под ковром, в тени – в общем, до обидного глумливо и цинично. Нет, конечно, остались еще удивительные плакаты с кричащей жевто-блакитной надписью «Наведу порядок!». Но, думаю, вряд ли у кого-нибудь это «Наведу» вызывает добрые ассоциации. Как-то от него веет то ли Перехват-Залихватским, то ли вредной колдуньей, которая, вместо того, чтобы снимать порчу, ее наводит. Да, еще и хвастается этим… И еще кто-то есть. И за них, наверное, даже кто-нибудь смеха ради проголосует, но реальный выбор за нас уже сделали. Можно расходиться.
Кандидатов ведь, по сути, было два. Один шел, вроде как, от власти, а другой – наоборот: от нас с вами. Тот, который от власти неизбежно ассоциировался с прежним, таким же, ставленником, о котором сама наша власть теперь вспоминает, морщась и поругиваясь. Второй воспринимался как хозяйственник, борец с косностью и несун чего-то нового да свежего. Он со страниц нашей газеты объяснял, сколь слаба власть, сколь сомнительны ее поступки и сколь спорную фигуру она нам предлагает. Поминался этот несчастный, полуразваленный, маленький Беломорск, в котором сея фигура не смогла ничего расчистить. А теперь, дескать, она справится с большим Петрозаводском? Ха! Как говорил некий мультяшный конь, «не смешите мои подковы»! И, вот, за один вечер все перевернулось. Кандидат от «нас с вами» внезапно вступил в партию власти, взял предложенный ему пост сенатора, а за это отдал город той самой фигуре, в которой так «искренне» сомневался. То есть, теперь ему все равно, справится будущий мэр с работой или нет. Он получил влиятельную, уважаемую должность. Он получил поддержку в Москве. Он теперь сможет спокойней прежнего вести свой бизнес и, при желании, сможет свести счеты с теми, кого не любит. Вы вчера прогнали его из спикеров парламента? А сегодня он войдет к вам в мантии и с жезлом и посмотрит, как вы все встанете и вздрогните. Захочет – выпорет, а захочет – простит. Чего ж еще желать?
Действительно. Красиво все разыгралось. Москве же главное, чтобы вертикаль не нарушилась. Чтобы в любом отчете большими буквами: «ПОБЕДИЛА ЕДИНАЯ РОССИЯ». Она и победит. И мэр от Едра, и сенатор от Едра. И губернатор - Едрос. И все министры. И работники министерств. Все ходят с единоросским значком на лацкане. Хорошая республика. Милая страна. Верная. А какие в ней будут дороги, зарплаты и взятки – это уже дело второе. А может, и шестнадцатое.
Осведомленные люди говорят, что новому сенатору, просто, сделали предложение, от которого он не смог отказаться. Мол, его бы все равно сняли с выборов. Нашли бы какую-нибудь криминальную заковыку и сняли бы. А если бы не сняли, и он бы стал мэром, то окружили бы город какой-то хитрой административной блокадой. Вот, такие они там во власти страшные люди. Так что, выход один: к ним туда вступать. Становиться их частью. Сливаться с их системой и перенимать их методы. Это же пьеса абсурда Ионеско «Носорог». Все постепенно превращаются в носорогов. Сначала это кажется диким, страшным и уродливым, а потом вдруг становится нормальным, понятным и красивым. И мы сейчас переживаем это. Мы персонажи пьесы абсурда. Морали нет. И разговоры об общем благе – лишь демагогия и кривлянье. Оно, в общем-то, давно понятно. Но почему же так цинично?

(no subject)

БИТВА В ПЕСОЧНИЦЕ
Я, вот, понять не могу, откуда у осетин русские паспорта? Ну, то есть, Грузия считает Южную Осетиею своей территорией - это понятно. Я сколько живу, столько помню, что Северная Осетия находится у нас, а Южная у них. Но, вот, почему, при этом, почти все южные осетины – российские граждане, в толк взять не могу.
Они, видимо, все зачем-то к нам запросились, а мы, добрые души, не смогли отказать. К чему отказывать людям, если те хотят быть нашими гражданами? Действительно. Но есть же, нами же составленные правила. Типа закон, согласно которому гражданином России можно стать, только отмотав здесь пять лет от звонка до звонка. Можно, конечно, еще на Руси родиться. Или угадать с родителями – российско-подданными. А иначе, по-любому, нужно оттрубить пять лет, отлучаясь ежегодно не более чем на три месяца. Ну, и с каких после этого щей почти все южные осетины граждане РФ? Один мой друг родился в СССР на территории Туркмении. Русский, как Путин. Никакого языка, кроме русского, не знал. После распада Союза тотчас перебрался в Россию. Так, он ждал родимого гражданства пятнадцать лет. Все какие-то рогатки и препоны ставили ему родные чиновники. И таких историй тысячи. А жители Южной Осетии, пожалуйста, получили гражданство массово, сразу и не известно, за какие заслуги. Странно мне это. Загадочно.
А теперь, зато, всю эту мясорубку в Грузии можно назвать защитой своих граждан и отстаиванием своих интересов. Как-то, право, славно все сошлось. Мир норовит объявить нам бойкот. Одно лишь Никарагуа не понятно, с каких бананов рискнуло поддержать нас в нашем нелегком пути. Нас осуждают. Но нам все равно. Потому что мы за мир и за правду. А они за войну и за ложь. Мы белые, а они черные. Мы несем миру свет, а все остальные оболванивают свои народы. И пусть нам объявляют бойкоты, пусть устраивают экономическую блокаду или даже объявляют войну. Мы к этому готовы. Потому что наше дело правое, и мы победим… Когда-то давно я уже это слышал.
Когда-то давно я не мог понять, почему в большой и могучей стране люди живут хуже, чем в маленькой и слабой? Зачем так уж принципиально быть большими и могучими, если это не улучшает качество жизни населения? Что такого страшного в том, чтобы быть маленьким, если, ты при этом, чистый, вежливый, обеспеченный и спокойный? Не понимал я этого. Не понимал. Почему, думал я, Швейцария не имеет выхода к морю, нет у нее ни Курил, ни Таймыра, ни ядерной боеголовки, а дороги там ровные? Почему ограниченный контингент шведских или финских войск не входит с освободительной миссией в Афганистан, а школьные туалеты там чистые и туалетная бумага в них есть? Почему Лихтенштейн не больше Лахденпохьи, но как-то в нем все ладненько, а в Ландохах все как-то горбатенько. Хотя Ландохи – часть большой, могучей, богатой страны, а Лихтенштейн – просто прыщ, затесавшийся на коже Европы. Какой смысл убиваться из-за этих самых Курил, если мы не в состоянии прокормить этих самых курильщиков? Только чтобы смотреть на карту и думать: «Гляди-кась, и это тоже мое»? Я представлял, что было бы с Аляской, если бы Россия когда-то не загнала ее Америке. Понимаете? Там бы была Чукотка! А в Финляндии, не отпусти ее Ленин, была бы Карелия. То есть, вместо Йоэнсуу, Куопио и Турку, вместо этих аквапарков, ледовых дворцов и супермаркетов были бы сплошные Ландохи. Бессмысленные и беспощадные, как русский бунт.
Но зато мы всегда гордились нашим оружием. Нашими танками, ракетами, истребителями и, главное, нашей красой и гордостью – Калашом. Мы рыдали от собственных автомобилей, не создали ни одного брэнда в одежде, не могли похвастаться ничем таким, что используют люди в мирной жизни. Но зато у нас был крутой, конкурентоспособный и удобный в применении автомат Калашникова. Иными словами, мы несли миру добро, правду и созидание, а остальные – зло, ложь и разрушение… И сейчас я начинаю слышать что-то похожее.
«Нам нужно было утереть кровавые сопли и склонить голову»? «Вы что хотели, чтобы мы там только перочинным ножичком только размахивали»? «Им следовало ожидать, что они получат по морде, как следует»! Это цитаты из беседы бывшего и, того гляди, будущего президента России с членами международного дискуссионного клуба «Валдай». Вот так, по-пацански, по-мальчишески, по-тимуровски. Банда Квакина обидела старушку, а мы ему по морде. Он сам еще кровавые сопли по лицу размажет. Он себе Косово отхватил? А мы ему Осетию за это. Он Милошевича доконал, а мы Саакашвили изведем. Он нам олимпиаду в Москве испортил, а мы к нему в Лос-Анджелес не поедем! Бе-бе-бе! Нормальный, серьезный разговор на государственном уровне. Потому что, если Квакину не отвечать, то он и будет в песочнице командовать, а мы тоже хотим. И не беда, что у нас совочек похуже и ведерко дырявое, зато, у нас кулачки здоровые и шапочка набекрень.
Я не знаю, кто кого ударил первым. Я знаю, что Грузия очень красивая. И не хочу, чтобы ее бомбили. Я хочу иметь возможность ездить туда, есть грузинскую еду, купаться в Черном море и смотреть на Кавказские горы. Я не хочу, чтобы моей стране объявляли бойкот. И я уверен, что в серьезной дипломатии существуют методы ведения диалога более цивилизованные, чем махание совочками в песочнице. Тем более, если из-за этого махания гибнут люди, разоряются земли, а мы теряем друзей.

(no subject)

ЗОЛОТОЙ КОВШИК
Тут на РТР знатный проэктик закатили. “Имя Россия” называется. Народ должен определить самого достойного человека за всю историю отечства. Того, с чьим именем ассоциируется наша добрая, мирная и ласковая держава. Того, кто, по мнению большинства активной части населения, самый клевый чувак на Руси. Интересная такая затея.
Сначала каким-то не очень понятным образом определили полтысячи деятелей и дали людям проголосоваться. Люди не поленились, и на ристалище остались лишь 50 сильнейших. А теперь, после очередного выплеска народной симпатии число соискателей сократилось до двенадцати. Среди них Невский и Грозный, Пушкин и Достоевский, Сталин и Ленин, Менделеев и еще пятеро. Так что, теперь, после еженедельных презентаций каждого из этих достойных мужчин, мы узнем, кто лучше всех олицетворяет специфику нашего национального характера: воин, поэт, ученый или палач.
Лидировал до начала теледебатов загадочный и, практически, неведомый человек-побоище Невский. Его предпочло более двух миллионов соотечественников. Хотя, бьюсь об заклад, ничего, кроме того, что в кино его играл красавец Черкасов и что он, вроде как, на льду псов-рыцарей порубал, никто из нас не знает. Но как-то уж больно имя на слуху, проспекты его именем названы, и фразу про “кто с мечом к нам придет” молва ему приписывает. В общем, народ выбирает легенду. Бывает.
Жутко другое. После первого дня презентаций вслед за святым и благоверным князем в гонке за народную любовь уверенно и гордо расположился не Пушкин и даже не Менделеев, а Иосиф Виссарионович Сталин. Тот самый. Про которого мы уже, вроде бы, все знаем. Все знаем, но продолжаем любить преданной, собачей любовью. Это чудо народной психики. Эдакий неукладывающийся в голове феномен. Ибо не возможно понять, за что? Неужели за порядок?
Я как-то на филфаке проходил рассказ про Дракулу. Про румынского князя, в стране у которого был порядок. До такой степени, что посреди города был колодец, а рядом просто лежал золотой ковшик, и его никто не воровал. Добивался этого благолепия Дракула строгостью. Увидит, к примеру, пахаря в рваной рубахе и тут же посадит его жену на кол. Потому что не порядок. Или придут к нему турки с визитом, а тюрбаны по их дурацкому обычаю не снимут. Так строгий князь велел обычай сей закрепить. Гвоздиками. Пришпандорить тюрбаны эти прямо к головам. И сидели по всей стране люди на колах и ковшика золотого никто не трогал. Но ведь не любили румынские граждане Дракулу, а боялись и ненавидели. А наши любят. Двадцать пять лет он убивал людей. Сначала противников, потом соратников, потом тех, чьими руками он их убил. Маршалов и чекистов, партийцев и беспартийных. “Из 5 маршалов — 3, из 5 командармов I ранга — 3, из 10 командармов II ранга — 10, из 16 армейских комиссаров I и II рангов — 16, из 456 командиров полков — 401”. Это официально обнародованные цифры. Перед войной он по разным данным грохнул от 35 тысяч до 70 тысяч офицеров.
В результате блестяще проведенной коллективизации было репрессировано более миллиона крестьян, а потом еще семь миллионов умерло от голода. Кулаки, вредители, враги народа, англо-японские шпионы, безродные космополиты, врачи-убийцы – он подметал всех. В каждый дом, в каждую семью, каждую ночь могли прийти и забрать любого, включая двенадцатилетних детей. За рассказ, за вопрос, за анекдот, за просто так. Выселялись целые народы. Людей пытали. Изощренно и старательно. С народной смекалкой и пролетарским размахом. Над стареньким великим Мейрхольдом глумились, лишая его человеческого облика. Гениальный Мадельштам превратился в лагерного дурачка. У Ахматовой посадили сына. У Цветаевой – дочь. Перечислять нет смысла – трудно найти семью, в которой бы вождь своею отеческой рукой не навел хотя бы косметический порядок. Солженицын, Шаламов, Лихачев, Гинзбург – десятки воспоминаний очевидцев. А наш милый добрый народ все равно его любит. Все равно за него голосует. И видит в его фигуре олицетворение сути нашего духа. Ведь его Черчиль и Трумен боялись. Ведь он при желании мог закрепить тюрбаны на их головах гвоздями. И “золотые ковшики” с площади при нем не тырили. А ради такого и пытки потерпеть можно. Ведь сами мы что? Пыль. Тлен и фигня-мигня. А, вот, держава – это да! Ради ее престижа и силищи нам ничего не жалко. Даже себя.

(no subject)

СВЕТ – ЛЕТ – НЕТ - ПУТИН
В городе Грозном проспект Победы переименовали в проспект Путина. Хозяин Чечни Кадыров в день своего рождения решил сделать такой подарок хозяину России. У них, знаете, Дни Рождения рядышком.
Написал и думаю, кого из читателей что резанет больше? То, что, вопреки российским законам, проспект назван в честь живого политического деятеля? То, что я назвал бывшего демократически избранного президента-труженника хозяином? Или то, что я вообще затронул эту тему не иначе как с ерническими целями? Ну, назвали проспект. И что? Во-первых, Чечня, хоть и Россия, но немножечко, как бы это сказать, особенная. Во-вторых, Путин заслужил. Ведь при нем нефть подорожала, люди зарплату стали вовремя получать, нас опять в мире бояться стали и Сочи право на олимпиаду выиграли. Хорошо? Хорошо. Так что, пусть его, будет Путинский проспектик в Грозном. Нам-то что?
Впрочем, попробую объяснить. Когда-то давно, на излете брежневщины, мне в руки случайно попался некий «Первый учебник для чтения для взрослых» за 1937 год. Я тогда уже слышал о сталинских репрессиях, о каких-то перегибах на местах и о некоем абстрактном культе личности. Но одно дело слышать рассказы о чем-то и совсем другое – столкнуться с конкретным историческим памятником эпохи. Как бы окунуться в то время. Прочувствовать, в какой атмосфере жили люди. Я запомнил небольшую сказку про среднеазиатского крестьянина, который, не снеся деспотизма бая, ушел высоко в горы и прожил там много лет. Но однажды он все-таки спустился в долину, захотел пить, склонился к арыку, но тотчас отпрянул. Ведь вода в арыке принадлежала баю, и пить ее было нельзя. А дальше цитата, запомнившаяся мне на всю жизнь: «И арык зашумел в своих берегах: «Пей, добрый человек. Отныне моя вода принадлежит всем трудящимся»! «Что за великий из великих дал людям новый закон?» – воскликнул старик. «Ты прав, добрый человек. Великий из великих дал людям новый закон. И имя его Сталин»!.. О, как! Там же был рассказ о том, как в маленьком горном селе у бедного, но гордого сапожника Виссариона родился сын Сосо. «Это его-то мы теперь зовем товарищ Сталин», - пояснял безымянный автор и дальше рассказывал о детских и юношеских подвигах будущего отца народов. А чего стоила знаменитая песня о двух соколах ясных? «Один сокол Ленин, другой сокол Сталин». А маленький, но выдающийся стих Сулеймана Стальского?
Для всех трудящихся, как свет,
Горишь ты с юношеских лет,
Зовешь туда, где горя нет,
Где только радость. Сталин!
Гениальная рифма гениального поэта: свет – лет – нет – Сталин! И ведь это были не анекдоты, не пародии и не шутки. Люди жили в этом. Варились в этом. Дышали этим и считали, что это нормально. Вокруг, даже на выставке Рембрандта, висели портреты, стояли огромные памятники и безвкусные бюсты человека с усами. Всюду светились плакаты с банальными фразами, под которыми стоял его звонкий, как сабля, псевдоним. Ни одна речь, даже посвященная постановке пьесы Сухова-Кобылина, не обходилось без здравиц в его честь. Что это как не идолопоклонство, какое-то древнее и дремучее язычество? При этом, в жертву этому божеству приносились тысячи людей. Ибо культ не сводится к одному развешиванию плакатов и пению заздравных песен. Обожествленный человек перестает адекватно воспринимать действительность, он начинает сам верить, в то, что он вечен и всесилен. Власть и всеобщее преклонение растлевают его на столько, что он пожирает всех, кто проползает мимо его рта или попадается ему на глаза, когда он не в духе.
Мне возразят, что сейчас такое не возможно. Что даже в брежневские времена прежнего культа уже не было. Был неудачный римейк. Пародия. Фарс, которым при повторении оборачивается любая трагедия. Теперь же, когда мы стали такие опытные, нам и вовсе бояться нечего. И все же, страшно. Культ приходит постепенно. Сначала кажется, что мы закаленные и циничные. Но от усталости начинает хотеться кому-то довериться и на кого-то помолиться. Сначала, может, шутя, а потом все серьезней и серьезней. Сталин ведь стал генсеком еще в первой половине 20-х годов, а в божество его превратили почти через десять лет. Абсолютизм должен вызреть и выстояться. Руководитель должен пустить корни в трон прежде, чем стать богом. Да и народ должен быть уставшим после смуты, депрессии или войны. Все эти составляющие у нас, в общем-то, есть. Мы устали от скачек рубля, от распада страны и от стрельбы по Белому дому. Нам хочется силы и спокойствия. И человек, именем которого назван проспект, тоже, в общем-то? зреет. Бюстики слеплены уже давно, портреты висят, критика устранена, демонстрации в его поддержку организованы, банальности его именем подписаны. Типа «Единая Россия – сильная Россия» В. В. Путин. Даже нового президента никто толком за президента не считает. Вплоть до того, что оба американские кандидата во время дебатов продолжали президентом России называть Путина. Он уже летал на самолете и плавал на подводной лодке, поздравлял олимпийскую снайпершу, жалел осетинскую старушку и даже гладил за ухом лично им усыпленную тигрицу. Он уже написал пособие по дзюдо и снялся в фильме, где показал шесть своих любимых приемчиков. Он обогнал Ленина по количеству упоминаний в школьных учебниках. При нем мы опять перестали верить в справедливость суда. Опять вернулась, хоть и лукавая, но однопартийность. Опять стало страшновато говорить то, что думаешь. И, что вселяет, наибольшие опасения, очень многим из нас это, кажется, нравится.
Впрочем, уже появилась информация о том, что самому Путину не очень приглянулось появление проспекта, носящего его имя. Это обнадеживает. Хотя, если верить знаменитому немецкому писателю Лиону Фехтвангеру, Сталин тоже сетовал по поводу слишком большого количества своих портретов. И даже подумывал, не дело ли это рук врагов и вредителей.

(no subject)

ДЫМОВАЯ ЗАВЕСА
В такие минуты чувствуешь себя каким-то особенно беспомощным и глупым. Ходишь растерянный, смотришь телек, листаешь Интернет и не понимаешь, что происходит. И, главное, что вокруг все всё понимают. Они говорят: «Надоели эти грузины. Давно пора поставить Саакашвили на место. Совсем обнаглели». Они во всем разобрались. И от этого собственная глупость кажется еще более отчетливой и очевидной.
Я лично ничего не знаю о Саакашвили. И о нынешней Грузии я тоже ничего не знаю. Я там не был. У меня нет своего мнения. Я, правда, слышал наш телевизор, но у меня нет уверенности, что наш телевизор говорит мне исключительно правду. За жизнь я успел привыкнуть к тому, что телевизор умеет умалчивать и преувеличивать. А иногда он умеет даже просто врать. Так что, судить о Грузии и о Саакашвили, исходя из новостей, все равно, что судить о лягушках, исходя из русских народных сказок.
Но ведь он разбомбил Цхвинвали. И это, наверное, правда. Он стал бомбить мирный город, убил две тысячи человек, оставил людей без воды и крова. Он свинья и недочеловек. Все понятно. Но ведь совсем недавно другой, родной и харизматичный президент разбомбил Грозный. Убил тучу человек и оставил людей без воды и крова. И мы не осуждаем его, не называем недочеловеком и не говорим, что его нужно поставить на место. Но, может быть, у него на то были причины? Чеченцы хотели отделиться, занимались, черти, сепаратизмом, а любая страна должна бороться за целостность своих границ, вот мы и бабахнули. Нас можно понять. Но ведь в Грузии произошло нечто такое же. Южной Осетии захотелось отсоединиться, они даже лет пятнадцать назад провели референдум по этому поводу, а Грузия, борясь за целостность своих границ, не хотела их отпускать. Значит, их, что ли, тоже можно понять?
Наш телевизор показывает руины разрушенного города и говорит, что это осетинский Цхинвали, разбомбленный грузинами. А ненаш телевизор показывает те же самые руины и говорит, что это грузинский город Гори, разгромленный русскими. И кому верить? Если считать, что мы сила добра, а остальной мир – это зло, то тогда мы не можем врать по определению. Но мне почему-то не вериться, что на свете есть абсолютное добро и абсолютное зло.
Все зависит от угла зрения. От того, какую часть проблемы для нас осветили информационным фонариком. Например, на протяжении сорока лет весь советский народ знал, что Израиль это фашистское государство, единственной целью которого является убийство невинных людей. А потом фонарик переместили, и оказалось, что все как-то там не так однозначно… Я догадываюсь, что нашей стране выгодно иметь выход к Черному морю, какие-нибудь удобные пути к нефти, и совсем невыгодно иметь у себя под боком НАТОвские базы. Нам хочется, чтобы Грузия проводила удобную для нас политику, но она, проклятая, не хочет. Она тянется к Америке, и, значит, для нас было бы неплохо, чтобы правительство в Грузии поменялось и потянулось к нам. А для этого у них должно быть неспокойно и нестабильно. Нестабильности же лучше всего достигать при помощи национальных и религиозных противоречий… Мы же сами говорили, что западные спецслужбы и арабские шейхи подначивали и финансировали чеченский народ. И что мешает мне предположить, что это мы провоцировали осетин биться за самостоятельность и отделение? Чтобы грузины не выдержали и бабахнули. А мы бы тогда всплеснули руками от благородного возмущения и бабахнули бы в ответ. И избавили бы мир от собаки Саакашвили… А в это время американцы, которым бы совсем не помешала военная база на границе с Россией, провоцировали Грузию не цацкаться с Осетией и обещали свою подмогу. Может, они блефовали, надеясь, что Россия испугается их и не влезет в этот конфликт. А может, специально хотели, чтобы мы влезли и опарафинились в глазах мирового сообщества. В общем, может быть, президенты решали свои, сугубо мальчуковые вопросы, оставляя осетин и грузин в глубоком остатке. Они с детской непосредственностью играли в солдатиков, не беря в череп, что солдатики те живые…
Я не знаю. Может, все было не так. Может, осетины пушистые, грузины гадские, мы миротворцы, а американцы крокодилы. Я не знаю, почему отделять Косово от Сербии можно, а Осетию от Грузии нельзя. Не знаю, почему бомбить Белград можно, а Тбилиси нельзя. Я ничего не знаю. Я только хочу, чтобы всем можно было отделяться и никого не бомбили… Наверное, потому что глупый и, вообще, не умею мыслить по-государственному.

Как бы выборы

Утром 2 марта я включил телевизор. А там новости. А в них говорят про выборы. Мол, это очень важный день в жизни россиян. В Японии, дескать, российские граждане уже потянулись к избирательным урнам. А скоро подтянется Владивосток, Сахалин, Сибирь. И пообещали мне, что весь день будут баловать меня экстренными выпусками о выборах. Чтобы я был в курсе, кто побеждает, какова явка, да и вообще. Потому что мне это должно быть интересно… Хотя все: и ведущий новостей, и его начальник, и глава администрации президента, и сам президент, и участники этого нелепого представления, названного почему-то выборами, прекрасно понимали, что мне это не интересно. И никому не интересно. И, главное, им самим совершенно не интересно.
Я попытался представить, как нервничает Жириновский, как сосет волидол Зюганов, как внимательно следит за своими процентами непонятно из какого кармана вынутый Богданов. И стало весело. Представляете, Медведева ходящего из угла в угол и поминутно спрашивающего: “Ну? Кто выигрывает?” А ему в ответ: “Жириновский!”. И все: вечером Дмитрий Анатольевич – политический труп, а Путин, облюбовавший себе кабинет премьер-министра, уходит на пасеку разводить пчел. Вольфович же тут же, как обещал, объявляет амнистию и отменяет алименты. Кто-нибудь верит? Исход известен, процедура формальная, а щеки велено раздувать по-взаправдашнему… Типа вышел борец на татами, против него никого, а все комментаторы хором: “Боже! Кто победит?” И публики полный зал. И ей велят кричать кричалки, дудеть в дуделки, махать махалками и неистовствовать… Или в столовке, где ничего нет, кроме вчерашней фрикадельки, у вас спросят, что вы желаете покушать?
- К сожалению, макарошки закончились… И пюре нет. И гречи нет, и риса нет, и капуты нет.
- А что есть?
- Ничего нет. Так что будете на гарнир?
Когда-то в школе нас заставляли под диктовку писать заявление о том, что мы просим летом отправить нас работать в лагерь труда и отдыха “Ивинка”. Типа на “пятую трудовую четверть”. На аргумент, что мы, собственно, ничего такого не просим, классная отвечала: “Тогда пишите, что просите от работ освободить, а мы рассмотрим”.
И ведь находится полно людей, которые не считают эту ситуацию унизительной. Потому что, какая разница? Ведь в мире все равно нет ничего настоящего. Мы изображаем мужей, жен, любовь, начальников и милиционеров. Как бы играем в как бы жизнь. Как бы соблюдаем законы и как бы веруем в бога. Как бы веселимся в как бы клубах и как бы получаем как бы образование. Почему бы, заодно, как бы не попроситься в лагерь труда или не проголосовать? От кого убудет? Игра. Ритуал. Типа свадьбы. Никто же всерьез невесту не ворует. И водка после поцелуя молодоженов не перестает быть горькой. Просто, так положено.
Я бы, знаете, раз все равно игра, развесил бы по стране плакаты. Что-то типа: “Все на выборы Медведева”, “Да, здравствуют прямые, демократические выборы Медвева”. И дикторам в телевизоре предложил бы говорить что-нибудь эдакое. Например: “В Кемерово на выборах Медведева за Зюганова проголосовало 2,5 процента избирателей”.
И думать об этом не стоит. Потому что все равно ничего не изменишь. А если изменишь, так будет нестабильность, а она нам не нравится. Лучше уж так… Хотя, как-то это все-таки очень противно.

(no subject)

Редактор дал задание написать рассказ. Чисто, для борьбы со штампами и для раскрепощения языка. Задал тему: неудачное объяснение в любви. В общем, балуйтесь на здоровье.
ПИНХАСИК И ПЕЛАГЕЯ
Эта грустная и чрезвычайно поучительная история произошла в самом центре экваториальной Африки. Летом. Приблизительно, между 8 и 12 июля.
О, если бы вы знали, какая немыслимая жара стояла в те дни. Земля раскалилась и потрескалась, вода испарилась, красавицы антилопы потели и пахли так, что ни один антилоп не подходил к ним. Дабы сохранить свою привлекательность, антилопы старались поменьше двигаться и даже, завидя хищника, предпочитали смерть позорному и потливому бегству. Ибо зачем жить без любви? А кто ж ее полюбит такую потную? В общем, непросто было антилопам в Африке в то лето.
Впрочем, хищникам тоже досталось. Особенно львам, чья нечесаная шевелюра изводила их почище, чем слепни изводят коров в средней полосе России. Зной привел за собой усталость и лень. И львы неохотно бегали за едой. Увидев еду, они не кидались за ней, очертя голову, а спокойно и размерено шли в ее направлении, устало помахивая хвостиками. А еда столь же степенно уходила от львов. И, бывало, целыми сутками гуляли они друг за другом. Одни не бежали из-за лени, другие из страха потерять свою привлекательность. Очень, видимо, занятное было зрелище.
И вот в этой-то сложной экологической обстановке на одного из львов напала любовь. Она выскочила перед ним, как убийца из-за бархана и пронзила в самое что ни наесть львиное сердце. Звали того льва Пафнутий Пинхасик, был он молод, гиперсексуален, и грива только-только начала покрывать его юную и неокрепшую голову. Полюбил он одну из львиц своего дяди Арчибальда Ивановича. Крепкую, плотносбитую самку с красивыми, жесткими усами и ярко очерченной линией бедер. Каждую ночь бедный Пинхасик отчаянно вожделел ее, кусая в кровь свои лапы и пробегающих мимо ящерок. А когда его дядя Арчибальд Иваныч дотрагивался до нее своими грязными лапами, Пинхасик, буквально, сходил с ума и мечтал грохнуть дядю, точ-в-точь как далекий и неведомый ему принц Гамлет.
И, вот, однажды ночью Пафнутий решился. Он подошел к дяде и сказал:
- Арчибальд Иваныч, я, конечно, вас очень уважаю, как родственника, и вообще… но очень вас прошу руки Пелагеи Прокофьевны (а именно так звали вожделенную Пинхасиком львицу).
Надо сказать, Арчибальд не сразу побил племянника. Он сначала опешил, а уже потом ткнул его носом в муравейник и откусил хвост. Но, выздоровев, Пинхасик не успокоился, а снова подошел к дяде и сказал:
- Дядя, я вас, конечно, очень уважаю и вообще… Но зачем вам столько баб? Отдайте уже мне одну.
- Дурак, - ответил лев. – Ты не знаешь, сколько с ними возни. Они вырвали мне мои лучшие годы. Оно тебе надо?
И откусил племяннику ухо.
- Дядя, если вы думаете, что вы Миша Тайсон, так вы глубоко не правы, - воскликнул Пихасик. - Я люблю ее и буду настаивать на этой гипотезе, пока вы не вырвите мне мое горячее сердце.
- Если ты, Пинхасик, идиёт, то это надолго, - заключил дядя. – Бери эту дуру и делай с ней, что хочешь, хоть рагу с апельсинами. Кстати, твой хвост за большим камнем, можешь пришить, если, конечно, его еще не обглодали гиены.
И с этими словами лев выплюнул не дожеванное ухо племянника прямо на потрескавшеюся землю.
А дальше произошла самая грустная и поучительная часть нашей истории. Понимая, что без подарка просить руки уважающей себя самки неприлично, Пинхасик огляделся вокруг. Вдали он увидел изможденную зноем прекрасную антилопу. Бедная тварь была спокойна, ибо знала, что в эти жаркие дни ни один гривастый хищник не будет себя насиловать беготней. Но Пинхасик побежал. Соленый пот разъедал ему глаза, тяжелые кучеряшки страшно давили на мозг, ноги больно стукались о твердую, как характер Путина, землю. Он догнал травоядную красавицу и лишил ее жизни. Теряя силы, безухий и безхвостый, на негнущихся от усталости конечностях он подтащил подарок прямо к усатой морде Пелагеи Прокофьевны.
- Это вам, - захлебываясь от изнеможения, произнес Пинхасик, - повернитесь, пожалуйста задом и станьте уже моей женой.
Но львица лишь брезгливо отодвинула подарок лапой и зевнула во весь свой порочный рот.
- Дурак ты, Пафнутий, - лениво сказала она.
После чего откусила ему второе ухо и ткнула носом в муравейник.